Пшеничный

  • Home
  • Медиа
  • Дипломатия с поэзией, или Талант уральской огранки

Дипломатия с поэзией, или Талант уральской огранки

(Разговор  с Анатолием Пшеничным)

Анатолий ПШЕНИЧНЫЙ — дипломат и поэт. Много лет отдано работе за рубежом. Истинный патриот и настоящий художник. Член Союза писателей РФ, автор поэтических книг и аудиоальбомов, лауреат многих литературных и музыкальных премий. Песни на его стихи исполняют Александр Маршал, Игорь Слуцкий, группа ветеранов спецназа «Восточный синдром», они звучат в кино, а когда выступает сам Пшеничный — в залах неизменный аншлаг. Записи его песен в авторском исполнении расходятся по всей стране.

Его стране, его Родине, которой он верно служит, которую любит, утверждая и подтверждая это своим творчеством. Всемирный день поэзии, отмечавшийся в марте, совпал нынче со знаменательной датой поэта: Анатолию Пшеничному исполнилось 65.

 

— Анатолий Григорьевич, давайте начнем с истоков…

— Истоки уральские, стопроцентно. Челябинская область, деревня Ключевка, потом рабочий поселок Нейво-Шайтанка,  затем Свердловск — Уральский университет, филологический факультет. Дальше работа в Нижнем Тагиле, а после учеба в Москве.

— А в Нижнем Тагиле вы работали по какой профессии?

— Учителем, в средней школе № 2.

— Учителем литературы?

— Литературы, но еще и военного дела, поскольку не хватало там военру-

ка, подключили меня, как молодого аттестованного офицера: после универси-

тета было присвоено звание младшего лейтенанта.

— Как же вы с филологическим образованием попали на дипломатическую

службу? И что это была за служба?

— Довольно просто, это была одна из особенностей того периода, который мы теперь ругаем, а в нем все же было много хорошего, в частности - квота для регионов на поступление в Дипломатическую академию МИД России в Москве.      В эту академию в областях, через обком КПСС, отбирались перспективные, с точки зрения властей, молодые люди из числа работников образования, юристов, партработников и направлялись для сдачи экзаменов. Вот так я оказался волею судьбы в столице. Экзамены сдал, тем более что выбрал очень редкий язык — нидерландский, который мало кто брал. Был зачислен в академию. Кстати, то, что я писал стихи, мне тоже помогло поступить.

— Как именно помогло?

— На собеседовании в ЦК партии литературе, были заданы вопросы, в том числе и по литературе, а литературу, поэзию я знал отлично.

— При поступлении — еще и собеседование в ЦК?

— Да, было много собеседований. Потому что на дипломатическую службу отбирались люди, имеющие отношение и к журналистике, поскольку в МИД занимаются не только международной политикой, есть и журналистские подразделения, и те, которые занимаются международной культурой. Я планировался на работу в посольскую службу по культурным связям. В академии перед нами выступал Евгений Евтушенко, он уже немного меня знал по публикациям в прессе, и знал, что среди слушателей присутствует поэт, он тогда очень хорошо сказал: «Слава Богу, что такой сухой организм, как дипломатия, стал привлекать в свои ряды действующих поэтов».

— Мы знаем, что «под крышей» культурной миссии зачастую работают «люди в гражданском, но с погонами». Разведчики, проще говоря...

— Конечно. Посольство — это сложный организм, состоящий из многих подраз-делений, многих направлений работы, и в принципе все дипломаты — разведчи-ки. Основная работа посольства — сбор информации, не только культурной, естественно, и дипломаты, и сотрудники других ведомств занимаются этим делом. Посольства собирают политическую информацию, которая способствует принятию руководством страны политических решений, занимаются этим все. Но люди военные мне особо близки, поэтому я много пишу о них.

— Когда «началась» ваша поэзия, как и почему?

— В школе. Как это начинается, до сих пор никто не узнал. Стихи писались, стихи школьника публиковались в районных газетах. Именно поэтому я поступал на филологический, думал, что буду поэтом. А вот когда уже поступил в университет, когда хорошенько узнал, что такое поэзия настоящая, я писать стихи бросил, потому что понял, что не потяну в сравнении с большими поэтами. Перешел на песни. Песен я сочинил там немерено, в общежитии мы их пели, на Чапаева, 16.

— Знаменитое общежитие!

— Да, знаменитое, про которое у меня очень много песен написано, например:

«Общежитие мое, общебытие,

Общепетие, общепитие,

Общеспорие родное, общеядие,

Общегорие, общерадие...»

А когда я окончил университет и был направлен по распределению препо-давателем русского языка в узбекскую глубинку, где по-русски говорили я, телевизор и уборщица в школе, потянуло на хорошее (чуть не сказал «крепкое») русское слово, и там были написаны первые стихи из серьезного цикла, в котором я позднее развил и тему Родины, и тему ностальгии. Потом вернулся в Нижний Тагил, работал в школе и стихи писал. Начал публиковаться в литера-

турном объединении при газете «Тагильский рабочий». Ираида Петровна Комова, замечательная наша руководительница, пыталась сделать из нас всех поэтов.У кого-то получилось, у кого-то нет. В Екатеринбурге в 1981 году вышла моя первая книга, называлась «К огню и травам», за которую я стал лауреатом 1-й Премии Всесоюзного конкурса первых книг молодых авторов. И вручал мне  эту премию не кто иной, как Алексей Сурков. Но дальше — дипломатическая работа, а она предполагала командировки длительные. Одна командировка, другая. Правда, публикации время от времени шли.

— «Командировки» — вы сказали во множественном числе, но «ваш» язык, как я помню, был нидерландский. Что, на нем говорят еще в каких-то странах, кроме Голландии?

— На нидерландском говорят в не скольких странах: Нидерланды, Бельгия,

Люксембург, Суринам, как ни странно, даже Южная Африка.

— Бывшие колонии?

— Конечно, все бывшие колонии Голландии. Язык замечательный, но, я вам

скажу, с ним у меня было много проблем. В академии, когда я пришел на кафед-

ру редких языков и заявил, что у меня нидерландский, преподаватель говорит: «Пойдемте, послушаете сначала, а то уже пятый год у меня все отказываются». Надел я наушники, там: «Сейчас вы услышите слово «здравствуйте» на нидерландском языке», ну и услышал слова, которые в русском — однозначно непечатные. Снял наушники и говорю: «Татьяна Николаевна, я же с Урала - там суровый народ, я, по-моему, на этом языке лет с трех разговариваю». Так мы с ней стали учить замечательный язык. Каждый язык, вообще-то, по-своему красив. Я, кстати, переводил нескольких нидерландских поэтов.

— Не так давно вышла книга, сборник «Второе дыхание» — литературное творчество сотрудников МИД. И ваши стихи там опубликованы. Это в МИД та-кое популярное занятие — творчество, литература?

— Знаете, в МИД вспомнили, что в истории дипломатии присутствовали за-мечательные русские поэты.

— О да, Грибоедов, Тютчев…

— Много замечательных поэтов было и есть в МИД. Есть и литобъединение в Министерстве иностранных дел, появилось, когда пришел министр Сергей Лав-ров, он сам очень хороший поэт. Автор гимна МГИМО и многих других песен.

— Можно ли сказать так, что основное направление, наполнение и смыслвашего творчества — гражданская лирика?

— Наверное, да. Гражданская и патриотическая лирика. Расскажу историю.        Пару лет назад я колочу свою дачку, вдруг звонок телефонный, Римма Федоровна Казакова спрашивает: не твоя ли песня «Белые поленья»? Отвечаю: моя. Она: а ты давал ее на конкурс патриотической песни, который центр Льва Лещенко проводил? Говорю: не давал. А она: не знаю, кто ее представил, но в номинации «Автор слов» ты получаешь призовое место, приходи на вручение призов. И вот Лев Лещенко и Александра Пахмутова вручили мне диплом именно за песню о родине моей малой, которая находится в Свердловской области.

— Анатолий Григорьевич, вы ведь не только автор текстов песенных, вы еще и исполнитель?

— Да, у меня проходят вечера в Центральном доме литераторов, в культурном центре Российской армии. Народу собирается много, очень много людей, которые разделяют сердцем и душой ту тематику, которую я затрагиваю. Здорово, что не только ветераны вооруженных сил, но очень много молодежи присутствует. То есть вот эта струна — боль за Россию, стремление, чтобы она была лучше — эта лирика, она же вся о родине.

— Согласитесь ли вы со мной, что, к сожалению, большинство нынешних текстов песен, так называемых шлягеров, которые в концертах и ежечаснона всех волнах звучат, говоря открытым текстом — это бред?

— Большинство — да, бред. На потребу работают люди. Бреда много, но есть много хорошего в так называемом «шансоне», жалко, что этот жанр сейчас воспринимается с уголовным каким-то оттенком, на самом деле половина его песен — все-таки хорошие, российские, есть и гражданская лирика. А у «Любэ», посмотрите, какие сильные тексты. У Саши Маршала нет ни одной «проходной» песни. Кстати, я не набивался к ним в авторы, они сами нашли мои песни, по публикациям. Первым Александр Маршал, потом Игорь Слуцкий. Они работают с текстами, читают журналы, литературу. Так что не загубит настоящую эстраду попса, я думаю. Не получится.

— Ну, дай Бог, чтобы так и было. Анатолий Григорьевич, я знаю, что у вас есть песня, которая могла бы, мне кажется, стать гимном нашей родной Свердловской области…

— Да, это песня «Живи, Россия, живи, Урал!» Музыку к ней написала наша замечательная землячка, всенародно любимый композитор Людмила Лядова. Эта песня ещё ждёт своего исполнителя и своего часа.

Знаете, все, что я написал за границей и в Москве, все, что пишу, получается — об Урале. Цветаева говорила, когда жила в эмиграции, «пишу не для «здесь» ,пишу для «там». Вот пишу я, скажем, о загранице, где зацепили какие-то вещи, но всегда в итоге все уходит в российскую, уральскую тематику, туда, на мою родину.

* * *

Знакомые всё лица,

и всем она близка,

Российская столица,

красавица Москва!

Но все же, все же, все же,

как хочешь понимай,

Нам ближе и дороже

родной уральский край.

Пусть выше здесь зарплата

и ярче города,

Но тянет нас, ребята,

туда, туда, туда.

Где бусы рассыпает

рябиновый лесок

И где в Исеть впадает

уральский говорок.

…Как жизнь бы не вертела -

любой туда летит,

Как будто клонит стрелы

невидимый магнит.

Такая у народа

уральского черта.

Магнитная порода,

железная руда.

Конечно, не вернемся

Мы в молодости дым,

Но снова соберемся

землячеством своим,

Поставим хлеб и чайник,

в единый сядем круг

И выпьем, свердловчане,

за Екатеринбург!

За родину, за память

отеческих могил,

За город Алапаевск,

за Каменск и Тагил,

За молодость, за дружбу,

за небушко в дыму,

За Лог Сухой, за Кушву,

за Гари, за Пышму…

За каждый наш поселок,

за каждый городок,

За камни среди елок,

за кедры у дорог,

Где бусы рассыпает

рябиновый лесок

И где в Исеть впадает

уральский говорок.

 

Вера СУМКИНА

Журнал «Культура Урала»,№4, 2013 г.

 

Анатолий Пшеничный

От всей души

Контакты

 
Award 2013

Награда

Знак Лауреата премии СВР

Award 2011

Награда

Медаль 400 лет дома Романовых

Award 2013

Знак

Премия ленинского комсомола vk2.png  YouTube-Button.png

По вопросам организации концертной деятельности А.Пшеничного и приобретения книг и аудио-альбомов обращаться к администратору по телефонам: 84956260343 (сл.), 89262398279 (моб).
Copyright © 2013 М-студия

Powered by Warp Theme Framework